Гаер
Верю в смерть после жизни.
30.11.2012 в 19:34
Пишет Lucy:

Интервью
Upd Перевела.

НЕТ НИЧЕГО ПОДОБНОГО «ДОКТОРУ КТО»

Будущее в кино манит, но Дэвид Теннант рассказывает Джейн Грэм, что всегда будет гордиться Повелителем Времени

Большинство телезвезд вызывают противоречивые мнения. Чем популярнее они становятся, тем больше мнения разделяются. Есть несколько вещей, которые нравятся современным британцам больше, чем восставать против когда-то любимых героев в момент их наивысшего расцвета. Как только до пролетариата доходит идея, наступает пора более сообразительным, более придирчивым из нас двигаться дальше, с болью осознавая, что любой новый талант, провозглашенный нами на пути к славе, скорее всего, споткнется на скалах заурядного популизма, если успех всё-таки будет достигнут. Тогда-то и возникает наше право сказать о каком-либо персонаже, что тот вышел в тираж, затерся, зарвался и проиграл. Доходило до смешного. Когда он стал так раздражать? Если бы Карлсберг занимался негативными реакциями, они бы приехали за ними в Великобританию.

Дэвид Теннант – исключение. Он входит в эксклюзивный клуб, состоящий из Дэвида Теннанта и Миранды Харт, к членам которого почти никто не испытывает ненависти, если не считать тех, кто страдает персональными изъянами. Несмотря на уверенность в отсутствии какой-либо тактики в его действиях – «Я просто плыву по течению и пытаюсь по ходу хорошо провести время» - у него получилась карьера, сбалансированная лучше, чем мяч у циркового тюленя. Ему удается одновременно привлекать и детей («Гарри Поттер»), и рьяных поклонников качественной драмы («Юнайтед», «Блэкпул», «Казанова»), и любителей умного юмора (участие в «Шоу Кэтрин Тейт» и закадровая озвучка «Двадцать двенадцать»), и почитателей Барда (его «Гамлет» и Оселок из «Как вам это понравится» были приняты с восторгом), и фанатов всемирного гуманизма (звезда появляется в благотворительных проектах Comic Relief и Children in Need).

И, разумеется, проходящий через всю его карьеру словно широко улыбающийся, всеобъемлющий, всех объединяющий Гулливер – его Доктор Кто, обожаемый во всех лагерях, кроме таких маленьких и упертых, что мы с чистой совестью можем их не учитывать (они и Криса Хоя ненавидят за то, что тот «слишком радостный»). Он до смешного приятный, даже когда он просто Дэвид Теннант – умный, забавный и самокритичный – дающий интервью. Короче, конкурс популярности он выиграл. Что, должно быть, раздражает другого Дэвида, жаждущего любви, «зовите меня Дэйвом» (тут его первая ошибка) Кэмерона, одного из немногих людей на планете, на которого у поистине дружелюбного Теннанта есть зуб. Но об этом позже.

Кино – единственное, что актёр и телеведущий Теннант ещё не покорил, но как подтверждение очередного верного шага к этой цели, сегодня с утра он на телефоне после ночных съемок в новом детективном сериале Broadchurch. Nativity II: Danger in the Manger не заработает ему премию БАФТА, но большая часть зрителей этого фильма, кроме, пожалуй, нелюбителей Хоя, выйдет из кинозала с теплыми ощущениями в животе.

В продолжении неожиданного хита 2009 года Nativity, в котором главную роль сыграл ныне хоббитизированный Мартин Фриман, Nativity II, Теннант выступает в роли братьев-близнецов – озабоченного учителя начальных классов Дональда и прославленного композитора Родерика – которые становятся соперниками на общенациональном конкурсе рождественских песен. Первый возглавляет толпу чумазых ребятишек препубертатного возраста, другой – престижный хор колледжа Святого Кутберта. Что касается поворотов сюжета, это явно не «Начало», однако, joie de vivre генерируемый Теннантом и его маниакальным компаньоном Марком Вуттоном, которого Теннант описывает как «совершенно уникальное существо и в жизни, и на экране», делают из него крайне смотрибельное рождественское кино.

- Проект показался мне довольно пугающим, - неожиданно говорит он. – Не было ни сценария, ни диалогов. Я никогда не делал ничего, требующего импровизации. Но иногда полезно испугать себя. Я посмотрел первый фильм, и он показался мне очень занимательным. А когда я познакомился с Марком Вуттоном, который играет невероятного мистера Поппи (школьного помощника Дональда), я понял, что у меня все получится. У него такой раскованный ум, и я подумал, что если просто буду следовать за ним и подыгрывать, всё будет хорошо.
Он называет себя любителем Рождества, но когда я спрашиваю его, как он встречал Рождество в детстве, он непривычно немногословен. Он «не может вспомнить какие-то особенные ритуалы», которые нравились ему в детстве, и привести пример старинных семейных традиций, которые он хотел бы привить своим собственным детям, полуторагодовалой Олив от его жены Джорджии Моффет и ее десятилетнему сыну Тайлеру, которого он усыновил.

Теннант известен своей закрытостью в отношении личной жизни, однажды объяснив: «Взаимоотношения и так довольно сложны с тем, с кем ты их строишь, что уж говорить о них публично». Тем не менее, он был счастлив поговорить об удовольствии встречи Рождества дома в Пейсли, когда я брала у него интервью в ноябре 2006 года. Тогда он рассказал о своих планах «поехать домой к маме и папе». Возможно, у него еще не прояснилось в голове после ночных съемок, но, скорее всего, с тех пор как в 2007 году умерла его мать Хелен – он произнес трогательную речь на ее похоронах, сказав: «Теперь мамы нет, и мир потерял множество красок» - тему Рождества в детстве стало труднее обсуждать с той живостью, которую он привносит в любые другие беседы.

Он определенно более активно рассуждает о политике. Сын священника Церкви Шотландии и известной местной активистки благотворительных организаций, Теннант отдает свои предпочтения лейбористам, участвуя в рекламной кампании партии и записав предисловие к речи Эда Милибэнда для партийной конференции в октябре. Для него ясно, что хорошо, а что плохо, и он убежден, какая партия не права.

- Я не понимаю людей, которые голосуют за консерваторов – они для меня полнейшая загадка. Многие люди делают это, и я уверен, некоторые из них опираются на свою глубоко инстинктивную веру, но я в этом смысла не вижу. Я не понимаю, как можно жить в мире, быть человеком, обладать человеческим опытом и не сочувствовать другим людям, находящимся в менее удачном положении. Как можно не хотеть жить в обществе, где у каждого есть шанс и где как можно меньше людей испытывают страдания? Мне это кажется таким очевидным. Можно сказать, что этот диспут является частью богатого разнообразия человеческого опыта, но меня сбивают с толка люди, придерживающиеся другой точки зрения.

(С меньшим энтузиазмом он относится к независимости Шотландии, по мере того, как близится референдум за ее отделение. – Будет довольно странно предъявлять паспорт при пересечении границы, - говорит он. – По-моему, мир становится меньше, не нужно делить его еще дальше. Но не мне решать, потому что, к сожалению, я больше не считаюсь шотландцем.)

Фрэнк Скиннер однажды сказал, что если бы Иисус жил и голосовал сегодня, он отдал бы голос за лейбористов (Я сказала об этом Теннанту – ему очень понравилось). Преданные поклонники «Доктора Кто» могли бы приписать такое же направление с левым уклоном и своему филантропичному мессии (не смейтесь, многие любители Доктора обожают его с тем же рвением, каким пылают любовью к Иисусу христиане). Возможно, именно поэтому Дэвид Теннант так идеально вписался в роль, и до сих пор регулярно возглавляет опросы на самого популярного Доктора, несмотря на то, что покинул сериал уже три года назад. Сочетание в нем интеллигентности, ума, энергии и настоящего сострадания – его эмоциональный, страстный фильм о детях Уганды, страдающих от малярии, чуть не расплавил телефонные линии марафона Comic Relief в прошлом году – делают его реальным примером героя, где «мозг, побеждает мускулы, добро, побеждает жестокость». Он говорит, что Доктор был ролью, которую он хотел сыграть с самого детства. Но теперь, когда пыль улеглась, скучает ли он по ней?

- Не думаю, что я хотя бы на секунду сомневался, - говорит он. – У меня осталось ощущение, что это было уникальное и головокружительное время. Я никогда не испытывал скуки, не чувствовал рутины. Осталось только невероятно доброе чувство, и я не останавливался, чтобы сделать какую-то переоценку. Меня до сих пор узнают в основном из-за этой роли, и я всегда буду этим гордиться.

В одной из последних своих сцен в сериале он останавливается, страх и печаль отражаются на его лице, и он произносит: «Я не хочу уходить». Здесь ведь больше, чем страх регенерации, предстоящей Доктору?

- Аааа, - задумывается он. - По-моему, это очень умная фраза. Она определенно имеет смысл в рамках данного персонажа – это именно те слова, которые сказал бы этот Доктор. Так что образ не разбивается. Но в то же время, это не просто слова. Отчасти это Рассел [Т.Дэвис] выражает свои чувства по поводу ухода из шоу, потому что мы все уходили вместе.

Нам всем казалось, что самое время уйти – мы отдали все, что могли – но в то же время, мы все знали, что больше не сделаем ничего подобного, чем бы ни занимались в будущем. Можно добиться огромного успеха, занимаясь чем-то другим, но что бы ни случилось, этот опыт останется уникальным. Нет ничего подобного «Доктору Кто». В целом мире. Так что да, это было прощание с привкусом горечи.

The Big Issue. 28.11.12

Не знаю, возьмусь ли переводить все интервью, но пока вот так.

URL записи

@темы: Доктор Кто, Чужое творчество